Вернуться
2 из 10
Просмотрено 2 из 10
Бальмонт Константин Дмитриевич, поэт, 1867-1942
Бальмонт Константин Дмитриевич, поэт, 1867-1942
ФИО
Бальмонт Константин Дмитриевич
Годы жизни
Вид деятельности
Биография
«Моя пустынная душа…» Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце… К.Д. Бальмонт Константин Дмитриевич Бальмонт родился 3 (15) июня 1867 года в семье Дмитрия Константиновича Бальмонта и Веры Николаевны Лебедевой в деревне Гумнищи (Владимирской губернии). О родителях поэта его супруга Е.А. Андреева-Бальмонт так пишет в воспоминаниях: «Отец поэта был человек очень приятный: умный, спокойный <…>. Он любил природу, тишину и семейный уют. <…> В деревне занимался хозяйством, в город ездил только на службу»; «Вера Николаевна была женщина с большим темпераментом, умная, живая, властная. Получила образование в московском Екатерининском институте. С юных лет обожала чтение, музыку, поэзию. Сама писала романы и стихи. Говорила мне, что ни одного дня своей жизни не провела без чтения»; «Бальмонт любил своих родителей <…>. Лицом и белокуро-рыжеватой окраской волос он был похож на мать. На отца – чертами лица и кротким характером». Ближайшим от деревни административным центром был город Шуя. Будущий поэт был назван в честь деда Константина Ивановича Бальмонта, скончавшегося в собственном доме в селе Дроздове в декабре 1844 года. Отпевал его перед погребением дед Марины Цветаевой Владимир Васильевич Цветаев, служивший в то время в селе Дроздове. До поступления в 1876 году в подготовительный класс Шуйской мужской прогимназии Бальмонт воспитывался в Гумнищах в большом двухэтажном доме в обстановке усадебного быта. В этом «дворянском гнезде» мальчик открывал для себя мир, русскую природу, родной язык. Детство Бальмонта было счастливым. В романе «Под новым серпом» он пишет, что эта пора в жизни человека «есть сложная красивая тайна»: «Тайна детства и до сего дня еще не разгадана, и, вырастая, люди так же мало помнят свое детство и всю его красочно-музыкальную содержательность, как, просыпаясь, мы помним лишь несколько мгновений наши сны, а потом сны тают, и в памяти нашей остается лишь воздушное ощущение, что мы были лицом к лицу с тайной, которая блеснула и ушла, – и наше желанье догнать бодрствующим умом ускользающую, ускользнувшую тайну сновидения похоже на желанье коснуться радуги». Окруженный неброской красотой русской деревни, Бальмонт впитывает чувство Дома, родины, трепет перед тайной Жизни. Природа России навсегда войдет в его творчество с самых первых стихов первого сборника и максимально воплотится в поэтическом шедевре 1900 года «Безглагольность»: Есть в русской природе усталая нежность, Безмолвная боль затаенной печали, Безвыходность горя, безгласность, безбрежность, Холодная высь, уходящие дали. Кроме прогулок, Бальмонт страстно увлекался чтением: с пяти лет он уже читал по-русски и по-французски. Он рано открывает для себя Пушкина, Лермонтова, Жуковского. Позднее увлекается приключенческой литературой (Майн Рид, Жюль Верн, Ч. Диккенс, А. Дюма, а также русские романтики – Лажечников, Гоголь, Марлинский). В юности сильное впечатление произвел на него «Фауст» Гете, «Преступление и наказание», «Братья Карамазовы» Достоевского. Константин Бальмонт не был прилежным, блестящим учеником Шуйской гимназии: она оставила у него неприятные воспоминания; спустя годы он оценивал гимназическое обучение отрицательно. Однако до конца жизни Бальмонт будет заниматься самообразованием – читать огромное количество книг, изучать языки – не только живые, но и древние. В 1884 году Бальмонта отчислили из гимназии под предлогом болезни за участие в революционном кружке, и до 1886 года он доучивался во Владимирской гимназии. Литературный дебют Бальмонта состоялся в 1885 году: это была публикация в журнале «Живописное обозрение» двух его стихотворений («Горечь муки», «Пробуждение») и перевода стихотворения Ленау «Прощальный взгляд». В 1890 году в Ярославле вышла первая книга Бальмонта «Сборник стихотворений» на его собственные средства, но успехом не пользовалась. С осени 1886 года начались занятия Бальмонта на юридическом факультете Московского университета, однако высшее образование в университете он так и не получил: участвовал в студенческих беспорядках, страдал от нервного заболевания, а потом был захвачен пылким любовным чувством к своей будущей первой жене – Ларисе Михайловне Гарелиной, с которой обвенчался 10 февраля 1889 года без благословения родителей. Брак оказался неудачным. Тяжелое материальное положение, напряженная обстановка в семье, смерть первого ребенка через месяц после рождения привели Бальмонта к состоянию психологического кризиса. 13 марта 1890 года он предпринял попытку самоубийства, но чудом остался жив. 13 марта 1890 года Бальмонт с тех пор считал днем своего перерождения, обновления, которое описано им в стихотворении «Воскресший»: Полуизломанный, разбитый, С окровавленной головой, Очнулся я на мостовой, Лучами яркими облитой. Зачем я бросился в окно? Ценою страшного паденья Хотел купить освобожденье От уз, наскучивших давно. Хотел убить змею печали, Забыть позор погибших дней... Но пять воздушных саженей Моих надежд не оправдали. И вдруг открылось мне тогда, Что все, что сделал я, – преступно. И было Небо недоступно, И высоко, как никогда. В себе унизив человека, Я от своей ушел стези, И вот лежал теперь в грязи, Полурастоптанный калека. И сквозь столичный шум и гул, Сквозь этот грохот безучастный. Ко мне донесся звук неясный: Знакомый дух ко мне прильнул. И смутный шепот, замирая, Вздыхал чуть слышно надо мной, И был тот шепот – звук родной Давно утраченного рая – «Ты не исполнил свой предел, Ты захотел успокоенья, Но нужно заслужить забвенье Самозабвеньем чистых дел. Умри, когда отдашь ты жизни Все то, что жизнь тебе дала, Иди сквозь мрак земного зла, К небесной радостной отчизне. Ты обманулся сам в себе И в той, что льет теперь рыданья, – Но это мелкие страданья. Забудь. Служи иной судьбе. Душой отзывною страдая, Страдай за мир, живи с людьми И после – мой венец прими»... Так говорила тень святая. То Смерть-владычица была, Она явилась на мгновенье, Дала мне жизни откровенье И прочь – до времени – ушла. И новый, лучший день, алея, Зажегся для меня во мгле. – И прикоснувшися к земле, Я встал с могуществом Антея. Обновленный, полный надежд и веры в будущее, весной 1891 года Бальмонт уехал покорять Москву. Вхождение в литературный мир Бальмонт начинал с нуля: они испытал всевозможные трудности и тяготы – несколько лет он скитался по редакциям газет, журналов, издательств. Заработки были нерегулярными, небольшими, жить приходилось почти впроголодь. Первоначально в московский мир печати Бальмонт вошел как переводчик иностранной литературы, ее тонкий интерпретатор и аналитик – он переводил Г. Ибсена, П.Б. Шелли, Б. Бьернсона, Сюлли-Прюдома. Вскоре Бальмонт уезжает ненадолго в Нижний Новгород, чтобы заручиться поддержкой В.Г. Короленко, к которому уже обращался за советом в самый ранний период творчества. Писатель доброжелательно принял молодого поэта, дал рекомендательное письмо к М.Н. Альбову – редактору петербургского журнала «Северный вестник». После удачной встречи с Короленко Бальмонт едет в Санкт-Петербург, знакомится с издателем «Северного вестника», а также с поэтами – Д.С. Мережковским, Н.М. Минским, З.Н. Гиппиус. С весны 1893 года в «Северном вестнике» начинают публиковаться стихи и переводы Бальмонта, в издательстве А.С. Суворина вышел бальмонтовский перевод книги Э.Т.А. Гофмана «Житейские воззрения кота Мурра», началось сотрудничество с журналом «Вестник Европы», редактор которого М.М. Стасюлевич издал отдельными книгами переводы Бальмонта из Шелли. Также в типографии М.М. Стасюлевича в январе 1894 года вышла вторая книга стихотворений Бальмонта «Под северным небом», которую поэт считал своим истинным вхождением в литературу. Этот сборник вызвал интерес в читательских кругах, на него активно откликнулась критика. Улучшились и дела Бальмонта в Москве: в 1894 году он с успехом прочел лекции о Шелли и Байроне в зале Исторического музея, начал принимать участие в литературных вечерах, читая свои стихи и стихи любимых поэтов. Осенью 1894 года в Москве состоялось знаковое событие для истории русского символизма – на заседании Общества любителей западной литературы при Московском университете впервые встретились Константин Бальмонт и Валерий Брюсов. Страстная дружба-вражда оказалась полезна и интересна для обоих поэтов. Кроме того, Бальмонт знакомится с И.А. Буниным, А.П. Чеховым, Миррой (Марией Александровной) Лохвицкой. В 1895 году выходит новая книга Бальмонта «В безбрежности», после чего критика провозглашает его одним из самых талантливых молодых поэтов современности. Таким образом, с середины 1890-х годов начинается восхождение Бальмонта на литературный олимп, которое сопровождается, однако, ухудшением его личных дел, усложнением семейной ситуации. 2 апреля 1893 года Бальмонт познакомился с Екатериной Алексеевной Андреевой и страстно влюбился в нее: «Мы встретились с Бальмонтом в первый раз в 1893 году у князя А.И. Урусова <…>. Бальмонт говорил, что его встреча со мной с первой же минуты решила его участь» (Е.А. Андреева-Бальмонт). В стихотворении «Беатриче» сборника «В безбрежности» поэт уподобил свою возлюбленную вечному женскому образу из поэмы Данте: Я полюбил тебя, лишь увидал впервые. Я помню, шел кругом ничтожный разговор, Молчала только ты, и речи огневые, Безмолвные слова мне посылал твой взор. За днями гасли дни. Уж год прошел с тех пор. И снова шлет весна лучи свои живые, Цветы одели вновь причудливый убор. А я? Я все люблю, как прежде, как впервые. И ты по-прежнему безмолвна и грустна, Лишь взор твой искрится и говорит порою. Не так ли иногда владычица-луна Свой лучезарный лик скрывает за горою, – Но и за гранью скал, склонив свое чело, Из тесной темноты она горит светло. Вскоре начался бракоразводный процесс Бальмонта, затянувшийся надолго – брак с Л.М. Гарелиной был расторгнут 29 июля 1896 года. 27 сентября 1896 года в Твери состоялась свадьба Е.А. Андреевой и К.Д. Бальмонта. Вскоре семья выехала во Францию, намереваясь какое-то время пожить в Париже. В 1898 году выходит сборник «Тишина». Много работает Бальмонт и как переводчик – в 1899 году выходят новые переводы сочинений Шелли; «Я хочу, чтобы вся Россия читала Шелли», – настаивал Бальмонт. С увлечением занимается Бальмонт и изучением и переводом испанских авторов – вернувшись в Москву, 17 января 1899 года он прочел лекцию в Историческом музее, посвященную творчеству П. Кальдерона. В «поэтическом возбуждении», «как сумасшедший» работает Бальмонт и над оригинальными стихами, готовя книгу «Горящие здания» – «книгу жизни и страсти», которая увидит свет в мае 1900 года. Осенью 1899 года Бальмонт снова уезжает за границу. В 1900 году семья возвращается в Россию и обосновывается в Петербурге, где 25 декабря у поэта рождается дочь Нина, горячо им любимая, которой он в 1905 году посвятит книгу стихов «Фейные сказки». 1900-е годы проходили у Бальмонта под знаком оппозиционных настроений. На поэтическом вечере в Санкт-Петербурге в зале коммерческого училища на Фонтанке он прочел антиправительственные стихи: «Опричники», «Сквозь строй», «Маленький Султан», – после чего постановили выслать Бальмонта как политически неблагонадежного с запретом проживать в столичных губерниях. В 1901 году в Крыму судьба подарила поэту встречи с крупнейшими русскими писателями – Л. Толстым, А.П. Чеховым, М. Горьким. В этот период Бальмонт работает над стихами для книги «Будем как Солнце», над поэмой «Художник-Дьявол», переводами из Шелли. Вскоре поэт снова уезжает за границу, где в Париже знакомится с М. Волошиным, в лице которого обретает большого друга. Вместе они гуляли по городу, посещали лекции, выставки, концерты, наведывались в мастерскую Е.С. Кругликовой. В Париже Бальмонт знакомится со студенткой Сорбонны Еленой Цветковской, которая станет его третьей женой. Благодаря стараниям Е.А. Бальмонт было получено разрешение для поэта вернуться в Россию. В январе 1903 года он прибывает в Москву. Книга «Будем как Солнце» была издана в 1903 году в московском издательстве «Скорпион». Книга имела шесть разделов и цикл «Художник-Дьявол». В разделе «Змеиный глаз» содержалось одно из самых известных на сегодняшний день стихотворений Бальмонта: Я – изысканность русской медлительной речи, Предо мною другие поэты – предтечи, Я впервые открыл в этой речи уклоны, Перепевные, гневные, нежные звоны. Я – внезапный излом, Я – играющий гром, Я – прозрачный ручей, Я – для всех и ничей. Переплеск многопенный, разорванно-слитный, Самоцветные камни земли самобытной, Переклички лесные зеленого мая – Все пойму, все возьму, у других отнимая. Вечно юный, как сон, Сильный тем, что влюблен И в себя и в других, Я – изысканный стих. И.Ф. Анненский в статье «Бальмонт-лирик» главным образом обращает внимание на книгу «Будем как Солнце», считая ее определяющей для творчества поэта, а вышеприведенное стихотворение – «новым поэтическим словом»: «Мне решительно все равно, первый ли Бальмонт открыл перепевы и уклоны; для меня интересны в пьесе интуиция и откровение моей же души в творческом моменте, которым мы все обязаны прозорливости и нежной музыкальности лирического я Бальмонта. Важно прежде всего то, что поэт слил здесь свое существо со стихом и что это вовсе не квинтилиановское украшение, – а самое существо новой поэзии. Cтих не есть созданье поэта, он даже, если хотите, не принадлежит поэту. Стих неотделим от лирического я, это его связь с миром, его место в природе; может быть, его оправдание». В 1903 году была издана еще одна книга Бальмонта «Только любовь. Семицветник» в издательстве «Гриф», а также его перевод из О. Уайльда «Баллада Редингской тюрьмы», опубликованная в Москве издательством «Скорпион». Во многом итоговый сборник Бальмонта «Литургия красоты. Стихийные гимны» появился в 1905 году. В январе 1905 года поэт отправляется путешествовать, мечтая объехать вокруг земного шара. Бальмонту удалось посетить Мексику и США, вернулся в Москву он в июле. В городе чувствовалась предгрозовая атмосфера восстания, что пришлось по душе поэту. По словам Е.Е. Бальмонт, он «страстно увлекся революционным движением» – «Все дни проводил на улице, строил баррикады, произносил речи, влезал на тумбы». Результатом этого увлечения станет вынужденный отъезд в эмиграцию в 1906 году из-за угрозы ареста за подстрекательство к бунту. Следующий жизненный период – семь лет эмиграции. В это время у поэта сохранялись антимонархические революционные настроения. В 1907 году за счет Бальмонта выходит книга «Песни мстителя», запрещенная для распространения в России. Лирический герой книги – безумный, грубый анархист, способный только обвинять, демонстрирующий крайнюю нетерпимость к людям других взглядов. Несколько стихотворений («Николаю Последнему», «Наш Царь», «Царь-ложь») прямо адресованы императору. В эти и последующие годы вышли книги Бальмонта «Злые чары» (1906), «Жар-птица» (1907), «Птицы в воздухе. Строки напевные» (1907), «Зеленый вертоград. Слова поцелуйные» (1908), «Зарево зорь» (1912), «Белый зодчий» (1914), «Ясень. Видение древа» (1916). Осенью 1909 года Бальмонт встретился с Брюсовым, приехавшим в Париж с Ниной Петровской. Старый друг почувствовал, что поэту-эмигранту нелегко в чужой стране. В одном из писем Бальмонт писал Брюсову: «Завидую тебе в одном – ты видишь падающий снег и слышишь скрип санок». После этой встречи Брюсов писал другому своему корреспонденту: «По глубокому моему убеждению, жить русскому человеку, а особенно русскому писателю, можно только в России. <…> Прочти последнюю книгу Бальмонта <…>. Ты увидишь, поймешь, что значит быть без России, без той России, которую мы все клянем и клеймим последними словами». В мае 1913 года Бальмонту удалось вернуться в Россию, так как в феврале была объявлена амнистия по случаю 300-летия Дома Романовых. На Первую мировую войну Бальмонт, по его собственным словам, откликнулся «десятком стихотворений <…>, которые представляли собой религиозно-философские думы о войне с зарисовками ее чудовищных ликов». В 1917 году выходит книга поэта «Сонеты Солнца, Меда и Луны». Год выхода этой книги стал переломным для Бальмонта. Он принял Февральскую революцию как «чашу пьянящего счастья», приветствовал ее стихотворением «Гимн Свободной России». Октябрьскую революцию принимает отрицательно, но сдержанно. С новым правительством не сотрудничает, нигде не служит. Впечатления от событий отразились в брошюре 1918 года «Революционер я или нет?». В этих размышлениях мы еще чувствуем сложное отношение поэта к понятию революционности. С одной стороны, он утверждает, что всякий великий поэт революционен по своей сути («Гений и крупный талант почти всегда ломает старое и создает новое»), он горд, что его стихи любят революционеры, чувствуя в них «раскрытое окно освобождения», называет Каляева «благородным героем» и радуется, что его стихи были «родными» для этого человека. Но, с другой стороны, мы встречаемся уже с таким определением революции у Бальмонта: «Революция есть гроза преображающая. Когда она перестает являть и выявлять преображение, она становится Сатанинским вихрем слепого разрушения, Дьявольским театром, где все ходят в личинах. И тогда правда становится безгласной или превращается в ложь. Толпами овладевает стихийное безумие, подражательное сумасшествие, все слова утрачивают свое содержание и свою убедительность. Если такая беда овладеет народом, он неизбежно возвращается к притче о бесах, вошедших в стадо свиней». Чуть позже Бальмонт будет критично воспринимать эти свои слова: «Как хорошо явление грозы в природе – как оно ужасно и бесчеловечно в мире человеческом. Революция – гроза. Не я ли сам тоже говорил это? И я? Да, я сказал эту неверность не однажды. Но сердце мне говорит теперь, что это неверно. Ибо гроза приходит и уходит <…>. Гроза всегда приносит утоление и правду новой жизни. Никакая революция не дает ничего, кроме того, что было бы в свой час, и в недалекий час, достигнуто и без нее. А проклятия, которые всегда приводит с собой и за собой каждая революция, неисчислимы. <…> Из пролития крови всегда возникнет лишь новая пролитая кровь» («Где правда?»). В Москве конца 1910-х годов поэт нищенствовал: все время уходило на поиск пропитания и дров. Он зарабатывает переводами, выступлениями на поэтических вечерах, лекциями, переизданием книг. Весной 1920 года поэт познакомился с княгиней Дагмарой Эрнестовной Шаховской, ставшей его возлюбленной. Княгиня родит ему двух детей – Георгия (1922) и Светлану (1925). В 1920 году выходят книги Бальмонта «Перстень» и «Семь поэм», в которых поэт пытается уйти от страшной действительности, реальной жизни в область «чистой лирики». 14 мая 1920 года во Дворце искусств чествовали Бальмонта по случаю 30-летия его литературной деятельности. Это торжество оказалось для Бальмонта прощанием с Москвой и Россией. 25 июня он покинул Москву. В эмиграции Бальмонт пытался устроиться – сотрудничать с русскими журналами и издательствами в Берлине, переиздавать книги, читать лекции, однако жизнь оказалась трудной, иногда – на грани голода и выживания. Нередко Бальмонт думал о возвращении на родину: «В Москву мне хочется всегда <…>, думаю <…> о великой радости слышать везде русский язык, о том, что я русский, а все-таки не гражданин Вселенной». Книга стихов «Марево» (1922) носит на себе отпечаток переживаний поэта тех лет. В эмигрантский период Бальмонт серьезно обращается к прозе, прозе автобиографической – он пишет роман «Под новым серпом», рассказы, произведения, в которых, как и М. Цветаева в своей лирической прозе, хочет сохранить для вечности образ старой России, близких, родных людей. В эти годы Бальмонт общается с И. Буниным, А. Куприным, И. Шмелевым, Б. Зайцевым, М. Цветаевой, Н. Гончаровой, М. Ларионовым, Л. Бакстом, К. Коровиным, С. Прокофьевым. В 1924 году выходит стихотворный сборник Бальмонта «Мое – Ей. Россия». После долгой паузы в Белграде выходит книга «В раздвинутой Дали» (1929). Последние годы Бальмонт провел в пригороде Парижа, до 1937 года – в Кламаре, позже в Нуази-ле-Гран. В последний период жизни им были созданы три сборника – «Северное сияние. Стихи о Литве и Руси» (1931), «Голубая подкова. Стихи о Сибири» (1935), «Светослужение» (1937). Весной 1935 года давняя депрессия переросла у Бальмонта в тяжелое психическое заболевание. Стараниями друзей его поместили в частную лечебницу под Парижем. Поэту стало лучше – увидела свет его последняя книга «Светослужение». Выход из печати этой книги совпал с 70-летием Бальмонта. В январе 1938 года Бальмонт снова заболел. Материальные условия со временем ухудшались – он жил на сербскую «пенсию» и случайные подаяния. Нравственные страдания принесла поэту Вторая мировая война. Умер К.Д. Бальмонт от воспаления легких 23 декабря 1942 года. О последних часах жизни поэта остались такие воспоминания: «В маленькой квартире, в одной из двух комнат ее, окруженный книгами лежит умирающий поэт. Его голова с длинными седыми волосами откинута назад. Он что-то шепчет, напевает отрывки из своих стихотворений, замолкает, мучительно вспоминая, жмурится. Тогда жена его, Елена Константиновна, верная спутница, друг, раскрывает томик его стихов и читает, читает, читает… и лицо поэта просветлело, оживает, – он весь в звуках, в воспоминаниях о звуках… В этот последний вечер, вернее, в ночь под 23 декабря 42 года поэт попросил прочесть ему из книги И.С. Шмелева “Богомолье”. Это было как бы последнее паломничество поэта в Россию». Перед смертью Бальмонт исповедовался и, по словам Б. Зайцева, произвел на священника сильное впечатление искренностью и силой покаяния. 12 февраля 1943 года скончалась и верная спутница поэта – Е.К.Цветковская Ее похоронили рядом с мужем на католическом кладбище в Нуази.
Анненский Иннокентий Федорович, поэт, 1855-1909
Маяковский Владимир Владимирович, поэт, 1893-1930
Экспонаты, связанные с персоналией Отобрано: 27
Показать все