Вернуться
12 из 23
Просмотрено 12 из 23
«Волны пасхального звона...»
«Волны пасхального звона...»
Аннотация
Марина Цветаева родилась и росла в православной России, дед поэта был священником, в семье отмечались церковные праздники. Каким чудом для сестер Цветаевых была пасхальная ночь, «полная ожиданием часа, когда прокатится над Москвой… первый удар колокола, с колокольни Ивана Великого, – и, кидаясь в его голос… все колокола Москвы… заголосят, заликуют…»! А потом грянула революция – и Цветаева написала стихотворение о том, как «на Пасху народ не пустили в Кремль»… Строчка из стихотворения «Пасха в апреле», написанного юной Мариной Цветаевой в 1910 году, дала название выставке: Звон колокольный и яйца на блюде Радостью душу согрели. Что лучезарней, скажите мне, люди, Пасхи в апреле? ……………………………………. В небе, как зарево, вешняя зорька, Волны пасхального звона… События Евангельской истории, отраженные в церковных праздниках, – Благовещение Пресвятой Богородицы, Вход Господень в Иерусалим, Воскресение Христово – представлены в творчестве Марины Цветаевой московского периода (1910–1922). Впервые эта сложная тема цветаевской поэзии получила свое воплощение в музейном пространстве дома. Именно здесь, в окружении московских храмов Арбатской части, представленных в фототипиях из альбома Н.А. Найденова, прошли годы становления поэта Марины Цветаевой. В этом доме были созданы известные произведения: «Канун Благовещения» (1916), «Стихи о Москве» (1916), «С вербочкою светлошёрстой» (1918), «Между воскресеньем и субботой…» (1919), «Стихи к Блоку» (1921). Истоки глубокого осмысления темы, затрагивающей отношения поэта с Православной верой и Церковью, – в осознании неразрывной связи со священническим родом Цветаевых, с традициями не только родительского дома, но и дома Добротворских в Тарусе. Милые открытки-письма с поздравлениями «Христос воскресе!», адресованные Елене Добротворской, ее отцу священнику Александру и детям, вызывают теплые воспоминания об этих тарусских родственниках, которые согрели рано осиротевших сестер Цветаевых. Неожиданно по-новому воспринимаются здесь так хорошо знакомые всем страницы «Воспоминаний» Анастасии Ивановны Цветаевой, представленных вторым изданием 1974 года с авторской правкой. Трагические события в жизни страны начала XX века в стихах поэта получили преломление в контексте крестных страданий Христа и Его воскресения: Так, Господи! И мой обол Прими на утвержденье храма. Не свой любовный произвол Пою – своей отчизны рану. ……………………………. Днепром разламывая лед, Гробо́вым не смущаясь тесом, Русь – Пасхою к тебе плывет, Разливом тысячеголосым. 1921 Образному восприятию этой волнующей темы в творчестве Марины Цветаевой помогает ряд произведений прикладного искусства и иконописи XIX – начала XX века из частных собраний: «Вход Господень в Иерусалим», «Распятие Христово», «Воскресение Христово», «Великомученик Пантелеимон» и несколько образов Божией Матери: «Иверская», «Смоленская», «Взыскание погибших», с каждым из которых связаны важные моменты жизни и творчества Марины Цветаевой. Отдельные иконы представлены в большом напольном киоте, принадлежавшем Анастасии Ивановне Цветаевой. Завершением и своеобразным итогом выставки стал мемориальный комплекс, включающий письма Марины Цветаевой (Чехия, Вшеноры, 1925; Франция, 1937) и Сергея Эфрона (Франция, 1927). Эти автографы, сохранившиеся от эмигрантского периода жизни, были написаны в пасхальные дни, о чем свидетельствуют поздравительные слова: «Христос воскресе!» Чудом сохранилось хрупкое куриное яйцо, расписанное Ариадной Эфрон, дочерью поэта, в начале 1970-х годов. Оно было подарено ею Елене Коркиной, в 2013 году опубликовавшей детские дневники Ариадны 1919–1921 годов. Из этих трогательных записей, составленных маленькой Алей, узнаем о ее совместных с матерью посещениях ночной пасхальной службы… Молитвенницей за семью Цветаевых-Эфрон стала сестра поэта, Анастасия Ивановна, прошедшая долгий и нелегкий жизненный путь. Переписанные ее рукой в годы сибирской ссылки церковный календарь (месяцеслов) и молитвы Божией Матери и святым свидетельствуют о глубокой вере этой незаурядной женщины. Особого внимания в контексте заявленной темы заслуживает представленная на выставке копия церковного разрешения на заочное отпевание Марины Цветаевой. Этот документ, выданный в 1990 году, свидетельствует о том, что Церковь воспринимает Цветаеву не как самоубийцу, а как жертву страшного времени и трагических обстоятельств. И итогом-посвящением звучат стихотворные строки Марины Цветаевой, обращенные к ее старшим современникам, свидетелям и участникам перелома эпохи: Поколенью с сиренью И с Пасхой в Кремле, Мой привет поколенью По колено в земле, ……………………….. Только душу и спасшим Из фамильных богатств, Современникам старшим – Вам, без равенств и братств, …………………………… Вам, в одном небывалом Умудрившимся – быть, Вам, средь шумного бала Так умевшим – любить! 1935
„«Во всем настоящая». Художница Людмила Чирикова“
Берлин Марины Цветаевой